Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for Ноябрь 2012

Сегодня я снова отбываю в Москву, на этот раз на семинар по литературному переводу, организованный институтом Гете. Как всегда, все вышло случайно. :) Увидела на фейсбуке ссылку, на которую и не обратила бы внимания, если б не указан был руководитель семинара — Ирина Алексеева. Увидев это имя, я сказала себе, что надо пробовать. Потом я долго с собой боролась по поводу конкурсного задания (ибо немецкий мой оставляет желать) — нет, я это не переведу, потому что не переведу никогда; нет, надо хотя бы попробовать; нет, не смогу, ну и все в таком духе. Однако ж я начала, а дальше сработала дурная привычка доводить начатое до конца. В итоге я сделала перевод, и меня взяли. Потом было задание к семинару: нам раздали по рассказу из свежего сборника современной писательницы Моник Швиттер, который нужно перевести. По смешному совпадению этот перевод я делала во время отпуска в Германии. :) Пока я билась об стену с этим рассказом, поняла одну вещь: когда не знаешь иностранного языка, труднее всего даются не замысловатые предложения, не термины и не фразеологизмы, а самые простецкие вещи, которые нужно чувствовать. Поэтому убивали меня не хайку на немецком (рассказик я себе выбрала тот еще, да) и не творческие головоломки, а фразочки вроде «Sag ich’s doch» или «War ich auch», которые могут значить все что угодно. В общем, помучилась на славу. :) Однако ж для меня это практически уникальная возможность реанимировать мой немецкий, который лет 11 назад был вполне себе неплох, ну и очень рассчитываю на профессиональный рост, конечно, потому что учиться у таких людей — редкая удача. Страшно любопытно, что получится из всей этой затеи. Программа намечается весьма насыщенная; кроме того, в один из дней я должна еще побывать на семинаре Сонькина-Борисенко в МГУ. Очень надеюсь, что все получится, так что stay tuned. :)

Реклама

Read Full Post »

Раз уж я тут упомянула автобиографию Оскара Питерсона, скажу уж тогда пару слов про эту самую «Джазовую одиссею» в целом и ее перевод в частности.
Книга мне очень понравилась. Мне всегда интересно, какие они люди, эти великие, как они живут, чем они дышат и как они дошли до такой жизни. :) Но вот перевод… к переводу, к сожалению, есть вопросы. При этом я совершенно не хочу сказать, что перевод плох. Нет, там вполне хороший русский язык, там музыкальная грамотность (музыкальным редактором выступил известный историк джаза Владимир Фейертаг), все наличествует. С пунктуацией не все гладко, но это скорее к корректору.
А вот что действительно не понравилось, так это стиль. Текст получился таким пафосно-лиричным, местами даже слезливо-сопливым и возвышенно-одухотворенным. Все бы ничего, если не знать, что Оскар Питерсон был известным во всем джазовом мире весельчаком, мастером розыгрышей и подколов. Жаль, что я оригинала не видела, но я не поленилась и посмотрела документальные фильмы и интервью, которые подтвердили, что на экране и на страницах книги — как будто два разных человека. Ну это ладно, к стилю я привыкла постепенно, но вот к чему так и не смогла привыкнуть, так это к прямой речи. Вместо живой человеческой речи там вот такое примерно: «Зная тебя и твою гориллью натуру, разве это помешает тебе спустить меня в унитаз! Ну и чего ради сидеть здесь и прикидываться, чтобы я поверил, что ты меня пожалеешь?.. Я-то знаю, что это не помешает тебе сделать то, что ты должен сделать, как только примешься за это чудовище» (это Каунт Бейси Питерсону говорит перед совместным выступлением в передаче). Рояли там называют «малышками», «избранницами» и все такое; то в лирику кто ударится, то вдруг бах — и жаргон какой-нибудь, то вообще «непереводимая игра слов с использованием местных идиоматических выражений». :) Из-за всего этого шутки получались совсем не смешными, а персонажи — неживыми. К сожалению.
Конечно, критиковать легко, а поди сделай лучше. Это я скорее к тому, какая это все-таки скользкая тема — оценка качества перевода.

Read Full Post »

Читаю автобиографию Оскара Питерсона, великого джазового пианиста.
«Электронная музыка пришла, чтобы остаться. И я бы ужаснулся, если бы мне сказали, что из-за нее замечательные „акустические“ инструменты станут не нужны… Но я также не согласен с теми из музыкантов, кто отказывает синтезатору в праве на существование в современном музыкальном мире, как и с теми, кто боится иметь с синтезаторами дело.
Было бы напрасно делать вид, что такое нашествие новых технологий не имеет огорчительных сторон и совсем уж безобидно. Главную опасность несут в себе банальный дух наживы и жадность: …производители… наводняют рынок новыми изделиями, рекламируя их как технические достижения, а это лишь сбивает с толку молодых музыкантов… (и, между прочим, влетает им в копеечку). Также заслуживают сожаления случаи, когда работающих музыкантов заменяют… синтезаторами. Это — действительно серьезные проблемы, и остается надеяться, что и производители электронных инструментов, и продюсеры, выпускающие пластинки, направят всю свою энергию на истинное творчество, а не на погоню за быстрыми деньгами».

Ничего не напоминает, коллеги? :)

Read Full Post »

Поскольку на тему патента в 2013 г. у меня когнитивный диссонанс (в новом налоговом кодексе одно, вести из других регионов другие), заехала я сегодня в гости в родную налоговую… Ну что сказать, я не знаю, сколько времени надо, чтобы я, наконец, усвоила раз и навсегда: ни один сотрудник налоговой инспекции города Самары ни-че-го не знает. Лучшие — умеют при необходимости найти что надо. Остальные умеют только кнопочки в компьютере нажимать, и то не всегда правильные. Прихожу я, значит, задаю вопрос своему инспектору, как обстоят дела с патентом по моему виду деятельности с 1 января, ибо этого самого вида в новой редакции НК нет. Она смотрит на меня как на пришельца (этот взгляд мне хорошо знаком, потому что пару лет назад так смотрели на меня все, кто слышал от меня слово «патент») и спрашивает: а с чего вы вообще взяли, что НК изменился? Тут уже был мой черед дивиться. Ну ладно, я дала ей время, отвезла ребенка в секцию, возвращаюсь, она так ничего и не выяснила. Зову замначальника, главного, по словам посвященных, знатока по патентам. Тот, о чудо, слышал, что НК таки изменился, но как там с каким видом деятельности, не знает и потому предлагает мне сделать ход конем: а вы, говорит, подавайте заявление на патент, как ни в чем не бывало, а мы как раз подумаем и что-нибудь ответим. В крайнем случае, останетесь на своей упрощенке.
Так и уехала я ни с чем. Даже заявление на патент подать не смогла: с собой не было, а торговлю бланками в налоговых инспекциях запретили и всех тетенек повыгнали. :)
В общем, посижу подумаю, если надумаю, подамся, о результатах расскажу.

Read Full Post »

С Форума молодых писателей я привезла журнал «Вопросы литературы» (№ 5 за 2011 г.), который нам давали «в нагрузку». Даже раскрыть его всё руки не доходили, хотела кому-нибудь сплавить, но совесть загрызла, и я взяла его с собой в отпуск. И не пожалела: нашла там отличное интервью Михаила Шишкина, автора так впечатлившего меня в свое время «Письмовника». Редко, но бывает такое, что буквально каждое слово на душу сразу ложится, уж не знаю почему. К сожалению, всего текста в открытом доступе нет, поэтому приведу несколько выдержек, где он говорит про переводы своих книг.

  • «Идеальный перевод, увы, все равно невозможен. На другом языке просто возникает какой-то новый роман — по мотивам оригинала. У меня сейчас был забавный опыт с пробным английским переводом из „Письмовника“. Три переводчика перевели те же отрывки, и получились совершенно разные тексты… Хорошо бы издавать иностранные книги с параллельными переводами, как издают переводы стихов с разными версиями».
  • «…у автора и его переводчиков могут быть совсем несхожие представления о трудностях перевода… Я переживал за старославянские пассажи во „Взятии Исмаила“, а Эммануэла Бонакорси, моя итальянская переводчица, стала уверять, что наоборот, их очень здорово можно передать средневековой вульгарной латынью».
  • «Иногда у переводчиков возникают проблемы там, где русский автор их даже не может себе представить. Никогда не забуду, как меня пригласили в Алту на семинар норвежских переводчиков-славистов, которые переводили на этом семинаре мой „Урок каллиграфии“. Полчаса они с ожесточением спорили, с каким артиклем нужно переводить название!»
  • «Я счастлив, когда переводчик обращается ко мне с вопросами, и стараюсь объяснить все подвохи русского текста. Но есть какая-то граница, за которой я уже ничем помочь не могу. За этой чертой он остается один на один со своим языком — и должно произойти чудо. Я тут уже ни при чем».

Read Full Post »