Feeds:
Записи
Комментарии

Archive for Декабрь 2012

В совсем уже последние часы уходящего года спешу поздравить читателей моего новоиспеченного блога с наступающим праздником. Вас не так много, но зато я вас знаю лично, и каждому из вас я очень благодарна за поддержку. Пусть новый год принесет вам всем что-то хорошее, доброе и светлое, ну и… до новых встреч в 2013-м!

Реклама

Read Full Post »

Молодой писатель Григорий Аросев — человек не только со всех сторон симпатичный, но и глубоко сочувствующий переводчикам. :) Результатом его сочувствия стало вот это интервью, которое Гриша взял у моей коллеги и, можно сказать, боевой подруги Сони Шишацкой и у меня. Опыт, конечно, необычный, что получилось — судите сами. :)

Read Full Post »

Хотела вот еще написать про то, как важно не расслабляться и строжайшим образом себя проверять. На этот пост меня вдохновил недавний мой большой позор: я на полном автомате написала «Падова» вместо «Падуя», ужас. Настолько голова была занята всякими красивостями и наворотами, что бедную Падую я даже не выловила. Еще мне очень трудно даются опечатки, которые не отлавливает спелчекер. Чтобы их найти, мне надо сначала про текст совсем забыть, а такая возможность бывает ну очень уж редко. Вот недавно у меня здесь на сайте висело «этой» вместо «это», и я пару дней этого в упор не замечала.
Я очень расстраиваюсь на эту тему, потому что никогда не халтурю и действительно стараюсь, и то, что обидные ошибки порой все же попадают к клиентам, несколько деморализует. :) Пока я нашла только один радикальный способ борьбы с этим явлением: отдавать на корректуру коллеге. Благо есть кому. Я лучше отдам часть гонорара (все-таки править за мной нужно немного, потому часть получается небольшой :)), зато отловлю возможные глупости.
А вы как с этим боретесь? Или у вас нет такой проблемы?

Read Full Post »

Многие прониклись моей историей про необычную редактуру, поэтому рассказываю, как развивались события.
Отправляя клиенту работу, я пошла по новому пути. Я не стала выписывать ужасные примеры перевода и объяснять, почему сие есть плохо для конечного клиента. Вместо этого я просто сдала файл и сказала: свою работу я сделала, но учтите, что между моими кусками остался ужас, который тоже надо переписывать.
Клиент сказал, мы бы только за, но бюджет закончился. Однако, говорят, мы подумаем. Таки подумали дня три и прислали мне почти весь файл на пере-перевод.
Выходит, иногда сухие и кратко сформулированные факты действуют как минимум не хуже длинных логических построений. :)
В результате мои выходные наполнены всякими удивительными вещами: кьоджийская свекла, птица аео, полосатая кавалла, шипастая кожанка, губан-клюворыл, хумухумунукунукуапуа… много увлекательных открытий сделаю я до понедельника. Ну ничего, во-первых, зато чья-то халтура не прошла, а во-вторых, новый год не за горами, а рядом с моим компьютерным столом уже стоит елочка, всё веселее. :)

Read Full Post »

Надо уже написать, а то жалко, если забудется. К собственно работе переводчика мои заметки не будут иметь прямого отношения, но все же пишу здесь, потому что попала-то я в Сочи переводчиком, а не зрителем. :)
Итак.
Билеты на соревнования были «распроданы», однако зал, к сожалению, почти всегда был наполовину пуст.
Немногие же зрители, что были, мне очень понравились. Я всегда крайне щепетильно отношусь к тому, как люди болеют. Русская публика выглядела достойно: хорошо хлопала, поддерживала махонького китайского мальчика, который зажигал под Майкла Джексона, ободряла бедную Эшли Вагнер, которая так ужасно упала, утешала Д. Соловьева, которые споткнулся и жутко от этого переживал. Молодцы.
Больше всего, пожалуй, меня по-хорошему удивило, как смотрят соревнование члены ИСУ. Они смотрят всех до одного, от начинающего юниора до олимпийских чемпионов, смотрят внимательно и очень, очень доброжелательно (хоть и не очень эмоционально). Всегда отмечают хорошее, радуются успеху, расстраиваются, когда срывают элементы. Очень трогательно поздравляют коллег, если фигуристы из их страны выступили хорошо: «О, твой-то как прекрасно отпрыгал, ну молодец же!» Вообще такое чувство, что они относятся друг к другу тепло и с искренним уважением и столь же искренне радеют за спорт.
А вот эмоциональнее всех, как ни странно, болела Дзюнко Хирамацу из Японии, хотя казалось бы… :) При неудачах спортсменов она била меня по плечу и вообще сокрушалась, ну и я рядом с ней тоже позволяла себе немного эмоций. :) Мы успели с ней обменяться не только мнениями и впечатлениями, но и визитками, а впоследствии и фотографиями. Она написала мне, что была очень удивлена, сколько я знаю про этот спорт и его историю. (Первое-то время они думали, что я вообще человек левый, и пытались меня просвещать: вот это у нас называется «недокрут», о как! :)).
Ну а синьор Чинкванта в первый же день торжественно заявил мне, что фигурное катание — самый сложный спорт в мире. Хотите верьте, а хотите, как говорится, нет. :)

И немного о Сочи и готовности к ОИ. Хорошее и плохое.
+ Каток прекрасен. Один очевидный минус — это ограждения на верхнем ярусе на уровне глаз зрителей на каждом ряду. Вроде собирались исправить.
+ «Адлер-Арена» тоже прекрасна, и вообще строительство идет полным ходом, прогресс с прошлого года огромный.
+ Служба безопасности проверяла всех и не делала исключений даже для высоких гостей.
+ Оргкомитет в лице Елизаветы Сгибневой мониторил буквально каждую пресс-конференцию и вообще держал руку на пульсе, а когда я спросила, возьмут ли меня в будущем синхронить, ведь это на 100 % моя тема, мне сказали: нет, нужен опыт синхрона от 3-х лет (да-да, это плюс, ибо вселяет надежду на качество!).

– ПРОБКИ! Пробки на дорогах ужасны. Что это будет на ОИ, вопрос.
– Продажа билетов: см. выше. Представляю чувства людей, которые не могли достать билеты, потому что они якобы распроданы.
– Читала некоторые зрительские отчеты, люди жаловались на строительную пыль в зале и другие недочеты, но, надеюсь, это все мелочи, которые будут устранены.

И главное: плюсов я все же насчитала на один больше. :)

Read Full Post »

Редактура — это мой бич. Я всегда хочу переводить, и всегда мне настойчиво предлагают вместо перевода редактуру. Все бы ничего, но мы все знаем, как на нашем рынке с качеством, оттого… см. п. 1 про бич. :)
В последнее время меня все больше напрягает такая ситуация: клиент (хоть бы даже и постоянный) предлагает неплохой по объему проект, я называю цену, они говорят спасибо и уходят, а потом возвращаются с запросом на редактуру того же текста, переведенного кем-то менее жадным, чем я. Так и было позавчера. Перевод, по законам жанра, — без слез не взглянешь. И вот гляжу я на этот перевод сквозь слезы и думаю, шо вообще делать. С одной стороны, для меня это все равно неплохой заказ. С другой — я переела такой редактуры в свое время и больше не хочу. С третьей — как я уже говорила в предыдущих постах, не хочется провоцировать подобные ситуации в дальнейшем. Пишу: могу только переписать заново, редактуре это не подлежит. Обычно разговор на этом и заканчивается. Вчера, однако, сценарий претерпел изменения. Клиент вернулся и сказал: перепиши заново, но не всё, а только выделенные части. Ну я что, я ж должна уметь на компромисс идти, я согласилась. Теперь на выходных меня ждет такая вот необычная мозаика: тут переписываю, туда не гляжу… При этом в местах, куда я не гляжу, останется этот ужас-ужас, который они получили от кого-то менее жадного, чем я. И поделом, наверное, но мне все равно жалко… Или надо было уж до конца от всего отказываться, но это как-то уж совсем неконструктивно получается.
В общем, все как всегда: вопросы, вопросы, вопросы.
Ответов пока нет, но — будем искать (с).
А пока — всем хороших выходных!

Read Full Post »

За меня столько народу переживало, что замолчать такое я просто не имею морального права, так что несмотря на тяготы возвращения после долгого отсутствия я сейчас возьму и все напишу. :)
Итак, с 5 по 10 декабря я была в Сочи на финале гран-при по фигурному катанию, куда меня позвали сопровождать президента Международного союза конькобежцев (ISU) Оттавио Чинкванту. Скажу сразу: чувства по поводу сего знаменательного события у меня смешанные. С одной стороны, для меня как для фаната это такой праздник, которого у меня не было никогда в жизни, даже мечтать о таком не приходилось. :) С другой стороны, психологически это было очень нелегко, особенно поначалу. И отнюдь не из-за сложностей перевода. Нет, просто потому, что кругом одни вопросы без ответа вкупе со множеством вип-персон, и поди пойми, что с этим всем делать. Перевод синьору Чинкванте требовался, скажем прямо, редко, и никто не знал, когда он ему понадобится. Все это время — ходить ли за ним по пятам или оставить в покое? Садиться ли рядом с ним или поодаль? Есть ли вместе с ним или отдельно? Навязывать ли ему свою помощь или ждать, когда позовет? Молчать или начинать светский разговор? Ну и все в таком духе. Плюс я человек деятельный и в моменты безделья начинаю мучиться чуть ли не угрызениями совести. В результате в первый день я вымоталась так, как никогда не выматывалась после переводов. Ну а в последующие дни было уже полегче, мы нашли какой-никакой общий язык и могли сосуществовать без особых напрягов, а расстались так вообще почти как родные. :)
Поскольку меня хлебом не корми, дай только подумать, я сделала несколько важных для себя выводов касательно устного перевода именно в контексте сопровождения:

  • Знание языка — совсем не главное. Главное — умение общаться, способности к дипломатии, терпение, предельная вежливость и готовность помочь.
  • Более того, если вы работаете не с носителем языка, в некоторых случаях не грех говорить хуже, чем вы умеете, лишь бы было понятно. Так, синьору Чинкванте было особенно комфортно, когда на англ. говорили медленно и понятно, пусть и не очень грамотно.
  • Опять же, если вы работаете не с носителем языка, не поленитесь и выучите пару фраз на его родном языке — это самый простой способ расположить к себе человека. Мне кажется, Чинкванта очень растрогался, когда я ему сказала на прощание E stato un piacere, и на радостях наговорил мне в ответ чего-то на итальянском.:)
  • Если работать предстоит на каком-то большом объекте или на какой-то большой территории, обязательно нужно приезжать туда заранее и проводить разведку на месте. Я очень жалею, что не изучила весь каток до встречи с Чинквантой (возможности у меня не было, но если б была, я бы вряд ли догадалась ей воспользоваться). Каток был огромный, заблудиться в нем — проще простого, мой синьор очень на эту тему раздражался, а у меня топографический кретинизм как назло. :) Во второй день, к счастью, у меня была возможность просто побегать и все изучить, и у меня хватило ума ей воспользоваться, но если б я это сделала заранее, было б намного лучше.
  • Наконец, нужно быть психологом. Если человек хочет поговорить — поддерживать разговор, если хочет помолчать — молчать. Конечно, тут немудрено ошибиться в оценке, но… кто сказал, что будет легко, а кто не рискует, тот сами знаете чего не пьет. :)

Одним словом, это во многих отношениях был новый для меня опыт, а если присовокупить к нему опыт работы на банкете, где меня приставили к микрофону и фактически сделали вторым ведущим вечера, то и вовсе весело получается. Надеюсь, что хоть капельку, но я выросла за эту поездку. Огромное и очень искреннее спасибо Оргкомитету Сочи-2014 (а для меня это не просто организация, а вполне конкретные люди) за такую уникальную возможность.
PS Мои впечатления от соревнований и вообще предолимпийского Сочи, наверное, будут в следующих заметках.

Read Full Post »

IMG_0232Угадаете, что это? Это моя неудавшаяся попытка сфотографировать МГУ, а именно — филфак. :) Пока я была в Москве, я же сходила в гости к Виктору Сонькину и Александре Борисенко в МГУ, воспользовавшись их любезным приглашением. Мне повезло даже дважды: я не только побывала на самом семинаре, но и поучаствовала в сессии редактирования после него, когда участники и даже выпускники семинара собираются вместе поработать над готовящимся к публикации сборником. Ну что тут скажешь… можно только по-хорошему завидовать участникам семинара. Представляете, как это здорово, когда единомышленники встречаются и до ночи занимаются любимым делом, читают вслух, комментируют, редактируют, спорят и смеются. И что самое интересное, вся эта работа не пропадает потом в каких-нибудь недрах компьютеров, а выливается во внушительные книги, которые к тому же прекрасно продаются… Снимаю, короче, шляпу и делаю вывод: мир держится на фанатах своего дела, дай им Бог здоровья!

Read Full Post »

Итак, пришел час расплаты отчета. Скажу сразу: это было много круче, чем я могла предположить. Огромное спасибо Александре Борисенко, с которой я советовалась, ехать иль нет. Такое пропускать нельзя, конечно, теперь я это хорошо понимаю. Во-первых, Ирина Сергеевна — такой человек, за которым можно просто все записывать, уже умнее будешь. Во-вторых, она нас еще и учила. А подход к литературному переводу у нее, на мой неискушенный взгляд, весьма необычный (то ли из-за особенностей немецкого языка, то ли это просто индивидуальный стиль), по крайней мере я ничего похожего пока ни у кого не слышала, и это было очень здорово. Если до семинара слова вроде «переводческая стратегия» и «стилевой регистр» мне мало что говорили, теперь я более-менее вникла в эту систему и уже смотрю на свои переводы совсем по-другому, даже несмотря на то, что я не могу полностью перенести подход И. С. на свою собственную ситуацию. Замечательный семинар, большое спасибо Ирине Сергеевне, ну и самых теплых слов заслуживает институт Гёте — все было настолько здорово организовано, что оставалось только удивляться, а Екатерина Иванова, координатор переводческих программ, просто-таки потрясла нас всех своим отношением к делу и к людям, удивительный какой-то человек… Вот, это в целом. А ниже, по традиции, будут подробности.

Такой семинар проводится уже третий год подряд. В этот раз нас отбирали анонимно, из 100+ человек отобрали 14, по количеству рассказов в сборнике Моник Швиттер, который нам предстояло переводить. Получился чисто женский коллектив. :) Студенты, преподаватели, переводчики. Нас поселили в гостинице «Аструс», и каждый день мы ездили в институт Гёте на занятия, обычно на целый день с перерывом на кофе-брейки и обед. Каждый участник перевел по рассказу, и еще один рассказ нужно было проанализировать — как его перевел другой участник семинара. Так мы и занимались: слушали автора перевода, потом рецензента, потом разбирали перевод детально, и так по списку каждый рассказ.
Кроме непосредственно занятий была еще культурная программа.
Нас водили на ужин в так называемую немецкую деревню — практически островок Германии в Москве; нас водили в театр «Студия театрального искусства», было необычно; нас водили в ЦДХ на прием по случаю открытия Нон-фикшна; наконец, мы ходили на саму выставку Нон-фикшн. Еще к нам приходила Елена Калашникова, автор уже знаменитой книги «Беседы с переводчиками», а Гёте-институт подарил нам всем по книге. И еще приходила руководительница швейцарского культурного центра, рассказывала про их программы.
В заключение к нам приехала собственно писательница. У нас с ней была встреча, мы много с ней общались, задавали вопросы по своим рассказам, было очень прикольно, насколько расходилось в некоторых местах наше и ее восприятие. :) А потом я уехала домой, а девочки еще выступали на Нон-фикшне, презентуя плоды наших трудов, которые, говорят, впоследствии будут изданы.
Ну и last but not least: мой немецкий. От такого обилия немецкого организм сначала впал в шок, а потом оправился и обрел второе дыхание. :) В результате в последний день, когда мы общались с писательницей, я вдруг заметила, что понимаю 99 % сказанного, представляете себе? С говорением сложнее, но все равно… удивительная штука жизнь. :)

Read Full Post »