Feeds:
Записи
Комментарии

Давно занимает меня проблема, которая регулярно возникает, когда работаешь с рекламными текстами о товарах и услугах премиум-класса. Даже не знаю, как ее и назвать-то правильно… Скажем, проблема недостаточно «элитных» слов в русском языке.
Впервые я столкнулась с этой проблемой, когда один очень_серьезный_заказчик сообщил мне, что слово «магазин» в переводах для него использовать не следует. В магазин мол ходят за картошкой и морковкой, а за ювелирными изделиями с бриллиантами ходят в бутик. Я пыталась возразить, потому что сама воспринимаю слово «магазин» как совершенно нейтральное, магазины ведь есть очень разные, но заказчик был непоколебим) Пришлось все магазины в тех переводах убить, а что делать. С тех пор, подбирая слова, я всегда задумываюсь, а достаточно ли они хороши для рекламы того или иного товара. И получается, что все слова равны, но некоторые равнее)
Вот, положим, рекламируют народу эксклюзивную и дорогую Professional Cleaning Cloth. Красота же, правда? И тут мы такие: покупайте нашу суперТРЯПКУ… Ну рука же не поднимается. И главное, даже не знаешь, что делать. Если она для пыли, ее хотя бы можно назвать салфеткой. А если для пола? Тряпка же и есть, но вот как ни крути, режет глаз и слух.
Или другой пример, о котором я однажды уже писала в другом контексте: продается опять же эксклюзивная и дорогая flip-flop charm — подвеска-шарм в виде… сланца? Шлепок? Вьетнамок? Пляжной тапочки? :) Поди назови это, чтобы было красиво.
Или вот переводим мы про дорогую косметику. Шампунь для брюнеток — ок. А для блондинок? Или я придираюсь, или это слово уже обросло таким количеством ненужных коннотаций, что использовать его в рекламе дорогой косметической продукции уже как-то странно, в то время как for blonds звучит совершенно нейтрально. Приходится писать «для светлых волос» и т. п.
Я пыталась что-то почитать на эту тему, понять, действительно ли это проблема или я ее придумала, но ничего не нашла. Пишут о самих словах «элитный», «элитарный», «эксклюзивный», но не об «элитности» слов, то есть их пригодности для рекламных текстов о дорогой, качественной и в той или иной степени эксклюзивной продукции.
А у вас есть такая проблема?

Реклама

В группе ProTransCreation коллега Вацлав Егурнов поделился ссылкой на интересную статью о переводе творческих текстов в CAT-программах. Для меня эта тема по понятным причинам весьма актуальна, поэтому решила добавить кое-что к вопросу о минусах творческого (а в моем случае рекламно-маркетингового) перевода в «кошках», в частности перевода с обычной сегментацией по предложениям.
Сказать честно, перечисленные в статье минусы — перенос структуры предложения из оригинала в перевод, копирование формата цифр, заглавных букв и особенностей пунктуации и пр. — лично для меня не так уж и важны. Больше того, кто переносит в перевод заглавные буквы и запятые где не надо, тому и другая сегментация не поможет, я так думаю. А вот настоящий минус для меня — это стыки предложений в переводе. Можно как угодно красиво переводить отдельные предложения и даже думать, что ты при этом переводишь связный текст, но все равно при обычной сегментации на стыке предложений зачастую оказываются:

  • сочетания согласных, в том числе шипящих и свистящих (мы же помним, что любой рекламный текст должен легко читаться вслух);
  • одинаковые слова;
  • однокоренные слова;
  • похожие слова (компания — кампания и т. п.).

Увидеть это в «кошке», наверное, можно, но лично у меня не получается, я такое вылавливаю только потом, когда читаю текст целиком.
Но все-таки на первом месте для меня другой минус: это логические переходы от одного предложения к другому. Вот пример из жизни. Был у меня однажды текст про отель Four Seasons Moscow, бывшую гостиницу «Москва». На английском. И переводила я его в Традосе примерно так:

…Отель Four Seasons Moscow расположен в самом центре города, и из его окон открывается потрясающий вид на Кремль и собор Василия Блаженного.
Это точная копия легендарной гостиницы «Москва»…

Смотришь на предложения в отдельности — вполне нормально. А поставишь их в таком виде рядом, так получается, что точная копия «Москвы» — это собор Василия Блаженного.
И это еще простой пример, а в русском языке бывает всё гораздо тоньше и интереснее, ведь у нас свободный порядок слов в предложении, а значит, нужно учитывать и такие нюансы, как логическое ударение, интонация и стилистические оттенки, и всё это программа памяти видеть не позволяет.
Поэтому да, только хардкор, только связный текст, а уж потом его в память, например тем способом, что предлагает автор статьи.

Люблю иногда опросы переводить. Чтобы длинные, обстоятельные и за жизнь) Для меня перевод опросов — это своего рода зарядка для мозга, потому что там есть довольно много маленьких хитростей, которые приходится принимать во внимание.
Ну например.
Во-первых, один и тот же ответ может переводиться по-разному в зависимости от вопроса:

None — никто, никакой, ни один вариант не подходит;
Very much — очень, в большой степени;
Not at all — совершенно не…, нисколько; ну и так далее.

Поэтому, собственно, опросы бывает сложно переводить в кошке, то есть CAT-туле.
Во-вторых, опросы зачастую требуют некоторой культурной адаптации, когда попадаются понятия из другой культуры. Например, это касается семейных отношений: в английском языке partner — это тот, с кем живешь и ведешь домашнее хозяйство, а у нас партнер — это все же в первую очередь про бизнес. Ну и так далее: уровни образования, праздники, реалии повседневной жизни требуют адаптации.
Наконец — и это мое любимое — с опросами связана отличная переводческая игра под названием «Обойди указание на пол». :) Да, я считаю, что ответы должны подходить для обоих полов, — мне так больше нравится. По возможности стараюсь найти универсальное решение:

я хотел бы => мне хотелось бы;
я бывал => мне доводилось бывать;
пенсионер => на пенсии; и т. п.

Если не получается — добавляю женское окончание в скобках:

я видел(а);
студент(ка) (со студентами, кстати, надо аккуратнее, не всё то студент, что student); и т. п.

Но есть такие случаи, когда со скобками не все так просто:

доволен(-льна)? учащийся(-аяся)? должен(-на) — нет, мне так не нравится. В таких случаях я предпочитаю выкручиваться:

доволен => меня устраивает, мне нравится и т. п.;
учащийся => учусь в школе (только со школой тоже осторожнее, это может быть не школа, а училище, например);
я должен => мне следует;
домработница => занимаюсь только домашним хозяйством; и т. п.

Смутно помню, что на одном из семинаров Виктор Сонькин и Александра Борисенко рассказывали о задании, где надо перевести целый художественный текст без единого указания на пол. Это, конечно, уже высший пилотаж, но вот при переводе опросов такие навыки очень кстати)

Если у вас тоже есть какие-то наработки в этой области, делитесь, коллеги.

Единообразие — это ведь не только про термины. Это еще и про последовательность в стиле общения с аудиторией. Уж казалось бы, в рекламе на это нужно обращать внимание чуть ли не в первую очередь. Однако всё чаще вижу такие примеры:

WP_20160203_004

WP_20160226_001

Любопытно, что в обоих примерах используются две крайности — пафосное «Вы» и фамильярное 2 лицо ед. ч., в то время как самый нейтральный вариант, лежащий на поверхности, почему-то не так популярен) Поди разберись.

Опишу здесь свою эпопею с (не)получением патента. Это я про переход на патентную систему налогообложения, весьма выгодную для меня как для переводчика без наемных работников. Пусть будет в открытом доступе, вдруг кому пригодится.

Но сначала предыстория. Патент я однажды получала. Тогда, в 2010-м, я приходила в налоговую Промышленного района, спрашивала про патент, а все делали большие и очень круглые глаза и начинали меня убеждать, что это я что-то перепутала, патент же бывает на изобретения, иди домой девочка и не мешай работать это не к нам. Я долго билась и даже, помнится, привлекала Демида и AllCorrect как ассоциированного члена Союза переводчиков, и в итоге патент мне все-таки выдали. Хорошо мы жили с патентом, дружно, года два, а потом его отменили, и я вернулась на упрощенку.

Ну а с 1 января 2016 года переводчикам снова разрешили работать по патенту: на основании федерального закона № 232-ФЗ перечень видов деятельности, в отношении которых может применяться патентная система налогообложения, дополнен пунктом 58 (деятельность по письменному и устному переводу).
Но вот незадача: федеральный закон есть, а вот Самарская губернская дума не приняла региональный закон, в котором появился бы мой вид деятельности. Она, Дума, вообще ничего не сделала: закон Самарской области № 117-ГД просто остался в старой редакции, и новых видов деятельности там, естественно, нет.

Получилась интересная ситуация: по федеральному закону я имею право работать по патенту, а по факту это невозможно.

Написала письмо в ИФНС по Промышленному району. Ну, там и ждать ничего не приходилось:

img01103_01

Ок. Написала в УФНС по Самарской области. Ответили по сути то же самое, но поразил последний абзац:

15012016120510309_01

Ок. Написала в Самарскую губернскую думу. Председателю. Это невероятно, но Ответили то же самое, повторив (для верности) пассаж про права и обязанности, но в конце подарив мне призрачную надежду:

Филатовой ответ на обращение_01

Собственно, всё. У Думы права, а у меня обязанности — выбрасывать деньги на ветер несмотря на данное мне федеральным законом право работать по патенту, как мои коллеги в Москве, Питере, Воронеже и других городах нашей родины. Ну, хоть за вас я рада, коллеги :)

Засим пошла дальше работать.

Новый опыт

Специализация специализацией, но иногда бывает и такое: перевела по заказу сообщества «Настоящее будущее» статью о буллезном эпидермолизе и новом методе геномного редактирования. Было сложновато, но процесс мне очень понравился, а несостоявшийся медик во мне так и вовсе ликовал (я же уже рассказывала историю про несостоявшегося медика?).
Такие исключения, однако, я готова делать только в благотворительных целях, в остальном же остаюсь все тем же творческим переводчиком, специализирующимся почти исключительно на рекламе и маркетинге, которые, кстати, ни на какую другую специализацию времени и сил особо не оставляют) Оно и к лучшему, наверное.

Маленькие хитрости

Не в первый раз говорю: в рекламе нет мелочей. :)
Пример из жизни. Очень часто в переводе встречается примерно такая ситуация (это скриншот из рекламы в фейсбуке):

Скриншот 2015-10-10 00.06.47

То есть имеем два однородных дополнения, из которых первое — распространенная фраза «билеты на закрытые показы наших фильмов», а второе — короткая фраза «ценные призы». При такой последовательности дополнений читатель может отнести «ценные призы» к билетам, то есть фраза прочитается как «выигрывай билеты на закрытые показы и [билеты на] ценные призы», а это неправильно. В рекламе все должно читаться однозначно и гладко. Поэтому в таких случаях я обычно однородные члены предложения переставляю местами (если это возможно, конечно). В нашем случае получится:

Присоединяйся к нам и выигрывай ценные призы и билеты на закрытые показы наших фильмов.

По-моему, так симпатичнее.

Решила написать еще о коварном ложном друге переводчика, о котором люди, не имеющие непосредственного отношения к сфере продаж и маркетинга, зачастую не догадываются, как показывает практика. Это старый добрый sales call.
Если заглянуть в словарь, то никакого подвоха можно и не обнаружить: обычный звонок, только с целью что-то продать.
В реальной жизни, однако, это совсем даже не звонок, а очная встреча с клиентом, действующим или потенциальным. Эта встреча может проходить как на территории клиента, так и на территории менеджера по продажам, в данном случае не важно, кто к кому едет, важно то, что это именно встреча, а не телефонный разговор, причем встреча, как правило, заранее назначенная. К звонкам, однако, этот термин может относиться тоже, так что при переводе придется вникать, что именно имеется в виду.
Что интересно, термин cold call (контакт без предварительной договоренности) относится в большей степени именно к звонкам и используется в контексте телемаркетинга. В русском языке — по крайней мере в профжаргоне — уже относительно давно прижились холодные звонки (которые иногда стыдливо заключают в кавычки), но переводчику нужно помнить, что в отдельных не очень частых случаях речь может идти об очных визитах, когда торговый представитель буквально стучится к клиенту в дверь и пытается ему что-то продать.
Резюмирую: обманчива простота коротеньких и, казалось бы, прямолинейных продажных терминов.

Встретился мне на днях термин Customer Success Manager. Сначала я подумала, что это просто изобретение конкретной компании — такой хитрый способ назвать другими словами банального Account Manager. Но потом почитала и, как оно обычно и бывает, поняла что в жизни все сложно. Оказывается, прогрессивные умы видят принципиальную разницу между «менеджером успеха» и менеджером по работе с клиентом, и смешивать эти два понятия считают недопустимым и даже опасным.

Так в чем же она, эта разница?

Customer Success Manager (CSM) ведет активную работу с клиентом, выступая его консультантом и делая все для того, чтобы клиент был доволен и счастлив. Он хорошо разбирается не только в продукции и (или) услугах компании, на которую он работает, но и во всех аспектах работы клиента. Он знает, как работает клиентская компания, для чего ей нужны те или иные решения, к каким решениям оно прибегала раньше, что она больше всего ценит в сотрудничестве с поставщиками и какие у нее планы на будущее. Подразумевается и некая доля технической поддержки, но CSM ни в коем случае не должен приравниваться к специалисту по техподдержке. Роль CSM заключается не в решении возникающих у клиента технических проблем, а в том, чтобы создать условия, в которых количество таких проблем будет сведено к минимуму. Наконец, CSM больше общается с клиентом лично, устанавливает с ним теплые отношения, которые становятся дополнительным якорем, удерживающим клиента.

Account Manager — менеджер по работе с клиентом — выполняет более пассивную функцию. Его забота — вовремя заключать и перезаключать договора и переводить клиентов на более дорогую продукцию. С клиентами в основном контактирует по телефону или с помощью почты. Получается эдакий робот, механически рассылающий клиентам бумажки :) Конечно, это не так, и менеджер по работе с клиентами тоже устанавливает с ними отношения, вникает в их бизнес и т. д., но все же задачи у того менеджера (равно как и критерии оценки его работы) немного другие, более рутинные и осязаемые.

Ну и самое интересное: как же его назвать, этого Customer Success Manager? А ответа у меня нет. И, судя по количеству непереведенных должностей в русских описаниях вакансий, не только у меня) Можно назвать менеджером-консультантом, менеджером по (работе с клиентами и) консультированию, но это ведь от безысходности. Вариант «менеджер успеха» принципиально не рассматриваю)

А у вас есть предложения?

Золотая рыбка приехала!
Маленькая, тоненькая, в мягком переплете, но все равно дорогая моему сердцу) Огромное спасибо институту Гёте за посылку (не поленились же каждому отослать!) и особенно за ценный опыт. До сих пор вспоминаю и радуюсь своему везению.

2015-09-11 17.50.20

2015-09-11 17.50.54